фото клоунеско

2017-10-19 10:49




Запись в дневнике: С утра трясутся руки с похмелья. Стал расстегивать пижаму - отлетели пуговицы. Взялся за портфель - отпала ручка. Боюсь идти в туалет...


Отечество славлю, которое ест!






"Кому на Руси жить хорошо?" Так вопрошал Некрасов. Нет, я не жалуюсь, жив ведь ещё, Я лишь не люблю пидорасов! Что вы, не против я лесби и геев, А также негроидной расы. Водку с таблицей открыл Менделеев, А я не люблю пидорасов! Плачет голодный ребёнок, Старушка с тоскою у кассы. Мне прививали с пелёнок, И я не люблю пидорасов! Кровью России пирует урод, Всё же путём! Всё прекрасно! Скоро на нет уж сойдёт наш народ, Я не люблю пидорасов! Прав был давно ещё Ньютон: Инертность зависит от массы. Спрут уж полмира опутал, Я не люблю пидорасов!


Почему Георг Отс не допел «Демона» в Казанской опере? Был у нас в стране певец, которого ну прямо все-все-все очень любили: и стар и млад, и что бы он ни пел (популярную песню, оперетту, классику – все получалось замечательно у этого высочайшей культуры артиста). И вот приехал он в Казанский оперный театр петь «Демона» Рубинштейна. В первом акте этой оперы идет на сцене «борьба в небесах» за душу Тамары («Она страдала и любила, и небо сжалилось над ней», как мы знаем из Лермонтова). На вершине одной скалы стоит, скрестив руки, черный Демон (Георг Отс), а на вершине другой скалы – сверкающий белыми одеждами и крыльями ангел. Каждый утверждает: «Она моею будет», бушует оркестр, кипят страсти, а между скалами летают маленькие ангелочки (их рабочие сцены то и дело запускают с разных сторон катиться на маленьких колесиках по невидимым в полутьме тросикам). И вдруг у одного ангелочка колесико с тросика соскочило. Другие все летают, а этот повис неподвижно, да еще под углом. Зрители это, конечно, видят и смеются. Бригадир рабочих, естественно, стал руководить спасательными работами. И все могло бы закончиться благополучно, когда бы композитор Рубинштейн не написал в своей опере именно в этом месте для всего оркестра длинную генеральную паузу – это когда внезапно наступает в театре полная тишина, никто не играет и не поет. И вот (представьте) в этой полной, внезапно наступившей тишине все слышат истошный крик бригадира: «Какого х.. ты там смотришь? Пхай его багром в ж.пу!!!» Демон (Георг Отс) слез со своей скалы, пошел переодеться в гримерную и уехал к себе в Таллин. Оперу за него допевал кто-то из местных. Владимир Д.